Стих с любовью к кошкам


Если вы будете брать данный материал, обязательно поставьте обратную ссылку:

HTML код: ВВ код:

На главную
К разделу "Переводы"

Коты-Воители

Цикл «Тень грядущего»

Warriors: A Vision of Shadows Arc.: Apprentice’s Quest

Пролог

Воробей карабкался вверх по склону, ведущему к Лунному озеру. Лапы скользили на влажных камнях, а прохладный ветер ерошил шерсть. Кот дрожал, ожидая, пока его мать, Листвичка, поднималась к нему наверх.

– Зелёные Листья уже закончились, – сказала она. – Мы должны запастись травами, пока это ещё возможно. В особенности кошачьей мятой.

– Кошачья мята! – кончик хвоста Воробья дернулся в нетерпении. – Вечно ты мяукаешь про кошачью мяту. Да будь твоя воля, мы бы наполнили мятой всю палатку и ни для чего иного лагерь не покидали бы.

Листвичка наградила сына дружеским толчком.

– Мы могли бы поступить хуже. Ты знаешь, как быстро Белый Кашель перерастает в Зелёный, если не относиться к этому серьезно. Старейшины…

– Песчаная Буря, Крутобок, Милли и Пурди совершенно здоровы, – перебил её Воробей. – Честное слово, Листвичка, ты слишком с ними нянчишься. Между прочим, у нас полным-полно кошачьей мяты у старого Гнезда Двуногих. Достаточно даже для тебя! Так что даже не думай, что я пойду и наберу ещё хоть пучок.

Замолчав, Воробей услышал шарканье лап ниже по склону. Сильный запах Речных котов ударил в ноздри: Мотылинка и Ивушка, целительницы Речного племени, взобрались наверх и присоединились к ним.

– У нас полно кошачьей мяты, – мягко заметила Мотылинка. – Дайте нам знать, если у Грозового племени начнутся трудности.

– Спасибо, Мотылинка, – мяукнула Листвичка, а Воробей только и успел проглотить колкое замечание.

Как будто Грозовому племени нужно клянчить травы у Речных!

– Пошли уже, – напомнил он целительницам. – Перышко и Пустельга уже обогнали нас. Я чую их след.

Воробей возглавил процессию, преодолев оставшуюся часть склона. Несмотря на свою слепоту, кот ступал уверенно, прокладывая себе путь через плотную стену кустарников, окружавших ложбину Лунного озера. Вынырнув из зарослей, он отряхнул свою шкурку и тут услышал шум воды, льющейся вниз на скалы. Перед его мысленным взором предстал ослепительный блеск звёзд на поверхности воды.

– Добро пожаловать! – воскликнул Перышко, целитель племени Теней, лежавший у кромки водоёма. – Мы с Пустельгой уже думали, вы никогда не дойдёте.

– Что же, вот мы и здесь, – отозвался Воробей.

Он начал спускаться по извилистой тропинке, ведущей к озеру, его лапы легко скользили, ступая по следам, оставленным котами, жившими здесь многие луны назад.

– Такое далёкое прошлое… – шепнул он сам себе, борясь с одновременно и горькими, и сладкими воспоминаниями о том времени, когда он сам преодолевал этот путь вместе с древними котами. О времени, когда он отправил их в путешествие, которое привело котов в горы. «Время, когда я говорил с Половинкой Луны…»

С усилием вернувшись в настоящее, он присоединился к Перышку и Пустельге у Лунного озера и стал ждать, пока Листвичка, Мотылинка и Ивушка тоже спустятся по тропинке. Затем он устроился у кромки воды. Кот мог слышать, как остальные целители делают то же самое, распределяясь вдоль берега.

«Даже Мотылинка, – подумал он, в очередной раз задаваясь вопросом, как можно быть целителем, не веря в Звёздных предков. – Всё, за чем она приходит сюда, – это сладко вздремнуть!»

Постепенно шум копошения вокруг затих, и слышен был только нескончаемый шум водопада. Острый слух Воробей смог различить хриплое дыхания Перышка. Оно время от времени прерывалось, и Воробей с дрогнувшим сердцем вспомнил, как на самом деле стар целитель племени Теней.

«Он так и не взял себе ученика после смерти Огнехвоста, – нахмурившись, вспомнил Воробей. – Племя Теней кишит молодыми котами. Наверняка кто-то из них мог бы подойти?»

Со всей решительностью Воробей отбросил свои волнения. Что бы ни случилось в будущем, сейчас жизнь в племенах шла хорошо. Сезон Зелёных Листьев щедро дарил много дичи, и все коты были здоровы. Приятная нега разлилась по телу целителя, словно вкус сочной добычи, и, закрыв глаза, он вытянул шею и коснулся носом воды Лунного озера.

Воробей ощутил, как солнечные лучи пригревают его шерстку. Нос уловил ароматы растущей зелени, навеянные теплым ветерком. С наслаждением потянувшись, он открыл глаза.

«Что такое, во имя Звёздного племени?..»

Воробей вскочил на лапы и огляделся вокруг. Он стоял на полоске пышной травы, окаймленной деревьями с пышной листвой. Он мог расслышать, как где-то поблизости нежно журчит ручей. Вокруг него, растерянно хлопая глазами, сгрудились его товарищи-целители.

«Что-то здесь не так, – сказал себе Воробей, и каждый волосок на его шкуре поднялся от мрачного предчувствия. Когда-то он мог бродить по чужим снам, но он потерял свою силу после битвы с Сумрачным Лесом, произошедшей восемнадцать лун назад. – А теперь мы в снах друг друга. – Целители всех четырех племен стояли вместе на залитой солнцем траве охотничьих угодий Звёздного племени. – Значит ли это, что у предков-воителей есть важное послание для всех нас?»

– Что происходит? – спросил Пустельга с расширенными от ужаса глазами.

Перышко в недоумении потряс головой.

– Это очень странно… – мяукнул он.

Листвичка и Ивушка, наклонившись друг к другу, что-то говорили быстрым тревожным шепотом. Воробей двинулся было к ним, чтобы остановить их, но тут заметил группу котов, выходящую к ним из-за деревьев. Они двигались в дымке звёздного света, морозным сиянием светились их уши и лапы. Возглавлял шествие благородный кот с огненно-рыжей шерстью. Дрожь пробежала по спине Воробья, когда он узнал бывшего предводителя Грозового племени.

– Огнезвёзд! – Листвичка издала радостный возглас.

Волна любви затопила Воробья, когда он увидел, как она бежала по траве навстречу отцу, чтобы соприкоснуться с ним носами.

Пустельга понёсся следом за ней, чтобы встретить Корявого, который был его наставником в племени Ветра; оба целителя немедленно вступили в оживленный разговор. Ивушка подошла к Пятнистой Звезде и уважительно склонила голову, приветствуя бывшую предводительницу Речного племени. Перышко и Огнехвост сели рядом на траве, с восторгом переговариваясь и мурлыча, а бывший предводитель племени Теней, Чернозвёзд, одобрительно поглядывал на них.

Воробей не торопился идти приветствовать котов Звёздного племени. Хотя он и был рад видеть их, его лапы все ещё покалывало от беспокойства. «Я хочу знать, зачем всё это».

В тени деревьев он заметил ещё котов, едва заметных, видимых только за счет мерцания звёздного света. Внимательно рассмотрев их, Воробей понял, что не узнает никого из них. Открыв рот, он глубоко вдохнул, чтобы распробовать запах, и ощутил нечто, с чем никогда не сталкивался прежде.

Прищурившись, Воробей зашагал прямо к Огнезвёзду.

– Что происходит? – заявил он. – Кто эти странные коты?

– И тебе тоже привет, Воробей, – ответил Огнезвёзд.

Кончик хвоста Воробья дрогнул в нетерпении.

– Ну и?

Огнезвёзд откашлялся и взглянул на остальных Звёздных воинов, которые тут же прервали свои разговоры и собрались вокруг него.

– Я думаю, ты можешь говорить от имени нас всех, – сухо заметила Пятнистая Звезда, обращаясь к огненно-рыжему коту. – Хотя, похоже, ты и так собирался это сделать.

Остальные целители подвинулись ближе к Воробью, а Грозовой целитель обратил внимание на Пустельгу, беспокойно переминающегося с лапы на лапу, словно он хотел что-то сказать, но был смущён этим общим видением.

Воробей наградил его тычком.

– Выкладывай уже, что там у тебя, – рыкнул он.

– Может, каждому из целителей следовало бы поговорить лично с их собственными соплеменниками, – робко предложил Пустельга. – Есть вещи, которые мы можем обсуждать только со своим племенем.

– Нет, – ласково мяукнул Корявый, дотронувшись носом до плеча Пустельги. – У нас есть пророчество для всех вас – то, что касается всех племён.

Воробей почувствовал, что его сердце начало колотиться быстрее. «Только не еще одно пророчество! – мысленно застонал кот. – Неужели это означает, что мирные времена подошли к концу?»

– Пророчество, а еще – обещание, – мяукнул Огнезвёзд. Он смотрел Воробью прямо в глаза, словно бы знал о словах, которых Воробей не произнёс вслух. – В племенах наступает время великих перемен. Примите то, что вы найдёте в тенях, ибо только благодаря ним небо прояснится.

Он замолк, а Звёздные предки выразительно смотрели на целителей.

Молчание растянулось на несколько ударов сердца, и Воробей расстроенно хлестнул себя хвостом.

– Ну и что это значит? – спросил он, свирепо вытаращившись на Огнезвёзда. Его голос наполнял сарказм, словно царапающий коготь, когда он добавил: – Если уж вы так старались, не могли бы вы изъясниться ещё чуточку туманнее? Вы недостаточно загадочны!

Огнезвёзд посмотрел на Воробья со смесью любви и недовольства. Но видение уже начало исчезать. Силуэты котов Звёздного племени сияли в блеске звёздного света, ослепляя Воробья и других целителей. Небо потемнело, как если бы облака соревновались, закрывая солнце.

Но прежде чем видение окончательно растаяло, Воробей увидел краем глаза ещё одного кота, которого он не смог узнать: очень молодой кот стоял в паре шагов от круга целителей. Стоило Воробью повернуться к нему, кот ушёл прочь, тем не менее Воробей отчётливо видел мелькнувший белый кончик хвоста.

Воробей втянул воздух, улавливая запах. «Это живой кот! – осознал он. – И от него сильно пахнет Грозовым племенем».

Глава 1

Ольхолапик стоял у входа в детскую, неуверенно переминаясь с лапки на лапку. Котёнок выпустил свои коготки и медленно погрузил их в утоптанную землю на дне каменного оврага. Затем он втянул когти и стряхнул с подушечек лап приставшие песчинки.

«А теперь что? – спросил себя котик. В животе у него словно поселился пчелиный рой, а лапы предательски покалывало, когда он думал о своей церемонии посвящения в оруженосцы, которая должна была вот-вот состояться. – Что если меня заставят проходить жутко сложное испытание, прежде чем я стану учеником?».

Ольхолапик вспомнил, что уже когда-то слышал об испытаниях. «Может быть, это было несколько лун тому назад, когда Остролистку, Тростника и Медовушку посвятили в полноправные воители. Не могу вспомнить, – вздохнул котик. – Я был тогда ещё совсем малышом».

Попытки убедить себя в том, что кто-нибудь бы наверняка сказал котику, что ему придется доказать свою готовность стать оруженосцем, все же не могли унять бешеную пляску крошечного сердца. «Я не уверен, что готов стать учеником. Совсем не уверен, – сокрушался Ольхолапик. – Что если у меня не получится?».

Из беспокойных раздумий его вывел несильный шлепок, кто-то пихнул его лапкой сзади, и Ольхолапик едва не подпрыгнул от неожиданности. Его сестра Искринка возбужденно приплясывала вокруг него. Её пламенно-рыжая полосатая шёрстка топорщилась во все стороны, так что сестричка была похожа на маленького мехового ежа.

– Ты что, совсем не волнуешься? – спросила его сестренка, слегка кувыркнувшись в воздухе. – А ты уже знаешь, кто будет твоим наставником, нет? Надеюсь, мне дадут кого-нибудь веселого! А не этого любителя покомандовать Ягодника! Хотя, лучше он, чем Белолапа. Та постоянно талдычит про всякие правила-правила-правила. Не удивлюсь, если она самой себе во сне рассказывает Воинский закон!

– Довольно! – из детской показалась рыжая морда Белки. Мать котят явно слышала последние слова Искринки. – Наставники не для того, чтобы веселиться! – добавила она и, облизав лапу, принялась приглаживать встопорщенную шкурку дочери. – Вы же должны будете обучаться воинскому искусству, а Белолапа и Ягодник – славные воители и опытные наставники. Вам повезет, если вы будете у них учиться.

Хотя голос Белки и был резким, в глазах её светилась бесконечная любовь к своим малышам. Ольхолапик знал, что мама души в них не чаяла. Хоть он и был маленьким, но понимал, что Белка уже была слишком стара для первого помёта, когда они с братом и сестрами появились на свет. Щемящее чувство тоски всегда возникало у него в груди, когда он думал о своих погибших брате и сестричке. Можжевельничек, как рассказывали Ольхолапику, умер сразу после того, как сделал свой первый вдох, а Пушинка родилась очень слабой и постепенно угасала, малышки не стало спустя две луны после её рождения.

«Мы с Искринкой станем лучшими воителями племени, ради Белки и Ежевичной Звезды», – молча поклялся себе котик.

Искринку же совсем не напугала выволочка от матери, кошечка вновь распушилась и задорно замахала хвостиком.

«Хотел бы я быть таким храбрым», – подумал Ольхолапик. До этой секунды он как-то не задумывался о том, кого бы хотел себе в наставники. Не скрывая любопытства, он принялся разглядывать котов на поляне. «Искра была бы мне неплохой наставницей, – подумал он, заметив белую кошку с серебристыми полосками – она только что вернулась из патруля со своими товарищами Львиносветом и Пестроцветик. – Искра добрая кошка и хорошая охотница. А вот Львиносвета я немного побаиваюсь, – котик подавил дрожь, взглянув на упругие мышцы, перекатывающиеся под золотистой шкурой воина. – Пестроцветик не будет моей наставницей, так как она прошлой луной закончила обучение Остролистки. Папоротник и Шиповница тоже, так как они были наставниками Медовушки и Тростника».

Погруженный в размышления, Ольхолапик наблюдал за Терновником, что остановился в центре поляны, чтобы хорошенько почесать себя за ухом. «Терновник вроде тоже ничего, хотя и немного вспыльчивый…»

– Эй, ты что, спишь, что ли? – Искринка пихнула его лапой в бок. – Пойдем! Сейчас начнется!

Ольхолапик увидел, что Ежевичная Звезда уже вышел из своей пещеры и в несколько прыжков вскочил на каменный карниз, который называли Высокой Скалой.

– Пусть все коты, способные охотиться самостоятельно, соберутся у Высокой Скалы на собрание Грозового племени! – раздался над оврагом зычный голос Грозового предводителя.

Ольхолапик не мог отвести от отца восхищенного взгляда, все коты племени откликнулись на зов предводителя и собирались на поляне под скалой. «Какой же он сильный и уверенный в себе! – думал котик. – Как же я счастлив быть сыном этого великого кота!»

Ежевичная Звезда спустился вниз по беспорядочной россыпи камней и занял свое место в центре поляны, в рассредоточенном кольце соплеменников. Белка мягко подтолкнула своих деток к собравшимся в круг воителям.

Воображаемые пчелы в животе Ольхолапика завозились все сильнее, котик напряг все свои мышцы, чтобы унять дрожь. «У меня не получится! Я не смогу!» – лихорадочно проносилось у него в голове, он изо всех сил старался не запаниковать.

И тут он встретил взгляд отца: полосатый воин смотрел на сына с такой теплотой и с такой гордостью в глазах, что все страхи котенка тут же отступили. Ольхолапик глубоко вздохнул и попытался расслабиться.

– Коты Грозового племени! – начал Ежевичная Звезда. – Сегодня – великий день для племени, ибо мы принимаем в свои ряды двух юных оруженосцев! Искринка, подойди сюда, пожалуйста.

Искринка чуть ли не выкатилась на поляну, хвостик высоко задран, вздыбленная шерстка выдавала сильное волнение. Твердым взглядом юная кошечка взглянула на предводителя.

– С этого дня, – промолвил Ежевичная Звезда, коснувшись плеча дочери кончиком своего хвоста, – ты будешь зваться Огнелапкой. Твоей наставницей будет Вишнегривка. Я верю, что она сможет научить тебя своим великолепным охотничьим навыкам, а также передать тебе свой гибкий ум и безграничную преданность племени.

Огнелапка, все сияя от счастья, потрусила через поляну к своей наставнице. Рыжая воительница склонила голову, чтобы коснуться носа ученицы.

Поляна взорвалась криками: «Огнелапка! Огнелапка!»

Юная кошечка даже слегка подпрыгнула на месте от удовольствия, слушая приветственные крики своих соплеменников, затем уселась возле наставницы, глазенки кошечки сияли.

Ольхолапик радостно выкрикивал новое имя сестры, она же ответила ему взглядом, полным счастья и гордости. «Ух! Слава Звездному племени, что не нужно проходить никакое испытание!» – облегченно вздохнул котик.

Когда ликование стихло, Ежевичная Звезда поманил Ольхолапика хвостом.

– Твоя очередь, – ободряюще мяукнул он.

Ольхолапик внезапно почувствовал, что лапы не держат его. Он заковылял в центр круга. Странное стеснение в груди не давало котику глубоко вздохнуть. Но когда Ольхолапик остановился перед отцом, Ежевичная Звезда одобрительно кивнул ему и положил кончик хвоста ему на плечо. Котик тут же выпрямился.

– С этого дня тебя будут звать Ольхолапом, – объявил предводитель. – Кротоус, ты станешь наставником Ольхолапа. Ты преданный, стойкий и храбрый воитель. И я знаю, что ты сумеешь передать эти качества своему ученику.

Ольхолап не понимал, рад он был или огорчен выбором предводителя. Он знал, что Кротоус приходился Вишнегривке братом, но темно-кремовый кот всегда был более сдержан, чем его сестра и никогда особо не интересовался котятами. Его взгляд был серьезным, когда он коснулся носом своего ученика.

«Ты будешь гордиться мной, – подумал Ольхолап, – и не пожалеешь, что стал моим наставником!»

– Ольхолап! Ольхолап! – воины на все лады повторяли новое имя котика.

Ольхолап склонил голову и смущенно лизнул свою грудку. И в тоже время он был готов лопнуть от счастья, охватившего его. Когда церемония закончилась, коты начали расходиться – кто-то в свои палатки, кто-то к куче с добычей.

Белка и Ежевичная Звезда неспешно приблизились к своим детям, которые только что стали оруженосцами.

– Молодцы! – заурчал Ежевичная Звезда. – И вовсе не страшно было, да?

– Это было здорово! – завопила Огнелапка, весело махая хвостиком. – Вот бы на охоту прямо сейчас!

– Мы так гордимся вами обоими! – заурчала Белка, лизнув в ушки сначала Огнелапку, а потом и Ольхолапа. – Однажды вы станете отличными воинами!

Ежевичная Звезда медленно кивнул, расплывшись в улыбке.

– Вы многое можете дать нашему племени, – он подозвал хвостом Вишнегривку и Кротоуса, а затем вновь повернулся к детям. – Слушайтесь своих наставников. Я надеюсь услышать только самое лучшее о ваших тренировках.

Он ласково уткнулся носом в шерстку каждого своего котенка, а затем прошествовал в пещеру. Белка быстро прижалась к бочку Огнелапки, потом к Ольхолапу и последовала за своим другом. Новоиспеченные оруженосцы остались наедине с Кротоусом и Вишнегривкой. Желтоглазый воин с напускной важностью оглядел своего ученика и промолвил:

– Ты теперь оруженосец, а это большая ответственность. Внимательно относись к каждой тренировке, к каждому заданию, ибо однажды от твоих боевых и охотничьих навыков может зависеть судьба племени.

Ольхолап кивнул, в душе шевельнулась холодная скорлупка страха, а в горле словно застрял кусочек непережеванной дичи.

– Только упорством и преданностью можно доказать, что в тебе есть то, что отличает настоящего воителя, – продолжал Кротоус.

Ольхолап высоко поднял голову, чтобы выглядеть достойным, но боялся, что у него не получается завоевать уважение своего наставника. Услышав обрывки разговора Вишнегривки и Огнелапки, котик совсем расстроился.

– … как мы повеселимся, когда пойдем исследовать территорию! – услышал он задорный мяв Вишнегривки. – Точно, вам же теперь и на Советы ходить можно!

Ольхолап невольно подумал о том, как было бы здорово, если бы его наставник хоть немного походил на сестру.

– А мы можем уже сейчас пойти на тренировку? – спросила Огнелапка.

Ей ответил Кротоус.

– Не сегодня. Вы должны понимать, что у учеников есть свои обязанности. Уже сейчас вам нужно научиться заботиться о благосостоянии всего племени.

– Что мы будем делать? – спросил Ольхолап, надеясь впечатлить наставника и показать ему, что он готов на что угодно.

Вишнегривка выглядела немного виноватой, когда, наконец, выдавила:

– Сегодня вы будете ухаживать за старейшинами, искать у них блох.

Кротоус взмахнул хвостом в сторону палатки целителей.

– Пойдите к Воробью и Листвичке и попросите у них немного мышиной желчи. Они расскажут вам, как правильно избавляться от блох и клещей.

– Мышиная желчь! – Огнелапка демонстративно сморщила носик. – Это же такая гадость!

У Ольхолапа упало сердце. «Если именно это значит быть оруженосцем, то я не уверен, что вообще хочу им быть!» – разочарованно подумал котик.

Солнечные блики играли на листьях ореховых кустов, в тени которых жили старейшины. Ольхолапу хотелось свернуться в клубочек на мягкой подстилке и подставить шерстку теплым солнечным лучам. Но вместо этого он копошился в густой серой шерсти Крутобока, выискивая клещей и блох. Огнелапка занималась Пурди, а Песчаная Буря и Милли терпеливо ждали своей очереди.

– Ничего себе, какой жирный! – послышался возглас Огнелапки. – Не двигайся, Пурди. Сейчас я избавлюсь от этого клеща!

Кошечка сжала в зубах ветку, которую ей дал Воробей. На конце палки болтался кусочек мха, пропитанный мышиной желчью. Юной ученице пришлось потрудиться, чтобы правильно приложить мох к клещу. С громким шлепком жирное существо плюхнулось на землю.

Старый кот расслабленно пошевелил плечами.

– Агась, вот так намного лучше, – проурчал он.

– Как же воняет эта штука! – пожаловалась Огнелапка. – И как вы только, старики, это терпите!

Глубоко вздохнув, кошечка принялась расчесывать когтями клокастый мех Пурди в поисках новых клещей.

– Эх, не унывайте так, молодежь! – подал голос Пурди. – Не знавал я еще кота в Грозовом племени, кто, будучи учеником, не пачкал лапки в мышиной желчи.

– И Ежевичная Звезда? – непонимающе заморгал Ольхолап, остановившись, с одной лапой, так и лежащей на плече Крутобока.

– Даже сам Огнезвёзд! – ответил Крутобок. – Мы с ним вместе учились. Не пересчитать всех блох, от которых нам с ним пришлось избавиться. Эй, юнец, полегче! – добавил он, пихнув Ольхолапа лапой. – Ты же меня сейчас без шерсти на плече оставишь!

– Прости! – ответил Ольхолап, он так и не заметил, как глубоко вонзил лапу в плечо старейшины.

Хоть его и отругали, Ольхолап чувствовал себя вполне хорошо. Искать блох под лучами ясного солнца и слушать байки старейшин отнюдь не худшее, что его могли заставить делать. Он чувствовал на себе нежный взгляд своей бабушки, Песчаной Бури, что лежала на уютном папоротниковом гнездышке. Она всегда была очень добра и ласкова к своим внукам.

– Помню я, как ваша мать была ученицей, – заурчала палевая кошка. – Её наставником был Дым. Вы его не знаете – он погиб во время Великой Грозы. Он был одним из лучших воителей племени, и ох, как не мог терпеть безрассудное поведение и глупые выходки! Хотя Белка с наставником были две лапы – пара!

– А что она сделала? – спросил Ольхолап, он просто не мог представить уважаемую всем воителями маму-глашатаю маленькой сорвиголовой. – Ну же, расскажи нам!

– Моя дочь была сущим наказанием Грозового племени! Чего она только не делала! – вздохнула Песчаная Буря. – Убегала из лагеря, чтобы поохотиться в одиночку… Застревала в кустах, падала в реку… Дым мне как-то сказал: «Если Белочка не перестанет валять дурака, я сдеру с нее шкуру и повешу её на дерево, чтобы отпугивать лис!»

Огнелапка разинула пасть от удивления:

– Но он этого не сделал!

– Конечно, нет. – В зеленых глазах Песчаной Бури плясали озорные огоньки. – Но Дым должен был быть строг с Белкой. У неё были выдающиеся способности, но он понимал, что не сможет направить их в нужное русло, если она не научится хорошо себя вести.

– Но сейчас-то она усвоила урок! – мяукнул Ольхолап.

– Эй! – Крутобок снова пихнул Ольхолапа. – Что там с моими клещами?!

– И с нашими! – вставила Милли, взглянув на Песчаную Бурю.

– Ой, простите! – Ольхолап принялся быстро просматривать шкуру Крутобока и сразу же обнаружил раздувшегося клеща. «Должно быть, Крутобоку и вправду неудобно», – подумал он. Рыжий оруженосец взял мох с мышиной желчью и капнул этой вонючкой на клеща.

В эту минуту он заметил, что Листвичка и Воробей о чем-то горячо перешептываются у входа в палатку целителей. Не успел он подумать, о чем же таком важном они говорят, как оба целителя посмотрели на него. Котик почувствовал себя неуютно под слепым взглядом Воробья. Листвичка же смотрела на него испытующе.

Червячок беспокойства зашевелился в животе Ольхолапа.

«Великое Звездное племя! Они что, говорили обо мне?! Не успел я стать учеником, как уже во что-то вляпался!»

Глава 2

В свою первую ночь в палатке оруженосцев Ольхолап никак не мог заснуть. Он скучал по сладким запахам детской, теплому телу матери и мирному сопению Ромашки. Ложбинка в гуще папоротников казалась коту совсем пустой, ибо там спали только он и его сестра. Огнелапка сладко дремала, уткнувшись носом в хвост, а вот Ольхолап всю ночь вертелся на подстилке, разрываясь меж волнением и ожиданием того, что принесет ему новый день. Едва бледные лучи рассвета стали просачиваться сквозь папоротники, ученик тут же широко распахнул глаза.

Ольхолап подскочил на подстилке, когда упругие листья у входа зашуршали, но вздохнул от облегчения, увидев рыжую морду Вишнегривки.

– Привет! – мяукнула рыжая воительница. – Буди Огнелапку! Пора на обход территории!

– А я пойду? – спросил Ольхолап.

– Конечно. Кротоус уже ждет. Поторопитесь!

Ольхолап пихнул сестренку лапой в бок, и её мирное посапывание сменилось тревожным писком: – Что? Лисы? – спросила она, вскочив, и принялась бойко отряхивать шкуру от приставших кусочков мха. – Барсуки напали?

– Успокойся, никаких лис и барсуков. Только наши наставники, – ответил ей Ольхолап. – Они сегодня хотят показать нам территорию.

– Здорово! – Огнелапка бросилась к выходу, на бегу отчаянно царапая лапками пол пещеры. – Ну, идём же!

Ольхолап медленно последовал за сестрой, ежась от утреннего холода. Недалеко от пещеры оруженосцев их ждали Вишнегривка и Кротоус. Ольхолап заметил Шмеля, Шиповницу и Белохвоста, выходящих из воинской палатки. Каждый воин быстро привел свою шерсть в порядок, а затем они, с Белохвостом во главе, исчезли в зарослях шиповника.

– Это рассветный патруль вышел, – подал голос Кротоус, – Мы подождем немного, пока они не пройдут глубже в лес. Если хотите, можете пока перекусить.

Внезапно Ольхолап осознал, что голоден. Вместе с Огнелапкой они помчались к куче с дичью.

– М-да, не густо, – пожаловалась Огнелапка, ворочая лапкой худую мышку.

– Охотничьи патрули ещё не вышли, – ответил Ольхолап. Он взял себе черного дрозда из жалкой кучки с едой и принялся жадно глотать.

– Ух! Вот когда мы станем охотниками, – пробурчала Огнелапка с полной пастью мышатины, – тогда куча с дичью всегда будет полная!

Ольхолап надеялся, что сестра права.

Кротоус помахал им хвостом с противоположной стороны поляны. Проглотив последние кусочки, ученики засеменили через поляну к наставникам, и те повели их через колючий туннель, скрывавший вход в лагерь Грозовых котов.

Подушечки лап Ольхолапа покалывало от нетерпения, когда он проскользнул в узкое пространство и впервые оказался в лесу.

Красноватый свет просачивался сквозь ветви деревьев, там, где скоро взойдет солнце. Рваные клочья тумана всё ещё плыли над землей, трава тяжелела от росы.

Зеленые глаза Огнелапки округлились, кошечка глазела вокруг, а затем шумно вдохнула:

– Лес такой… огромный!

Ольхолап молчал, не в силах описать словами того, что видел. За исключением колючего туннеля позади него и высоких утесов, окружающих каменный овраг, повсюду, куда ни глянь, высились деревья. Лес простирался далеко-далеко. Казалось, вдали деревья утопали в тени. Толстые стволы были на много лисьих хвостов выше Ольхолапа, ветви деревьев причудливо переплетались друг с другом.

Нос котика защекотали дразнящие запахи добычи, уши его улавливали шорох крохотных существ в корнях.

– Можно нам поохотиться? – нетерпеливо выпалила Огнелапка.

– Может быть, попозже, – ответила ей Вишнегривка. – Сначала нам бы хотелось показать вам угодья нашего племени. К тому времени, как вы станете воителями, вы должны будете знать каждый клочок этой земли.

Кротоус с серьезным видом кивнул:

– Каждое дерево, каждый камень, каждый ручеек…

Ольхолап моргнул. Кротоус это серьезно?! Да ни один кот никогда в жизни всего этого не запомнит!

– Сюда, – оживленно мяукнула Вишнегривка, – Мы пойдем в сторону границы с племенем Теней.

– А что случится, если мы встретим патрульных племени Теней? – спросила Огнелапка.

– Ничего, – строго ответил Кротоус. – Они будут на их стороне границы, а мы на своей.

Вишнегривка засеменила в сторону границы, Огнелапка старалась ни на шаг не отставать от наставницы. Ольхолап побежал за ними следом, патруль замыкал Кротоус.

Они пробежали совсем чуть-чуть, пока не достигли широкой утоптанной тропы, что вела дальше в лес. С обеих сторон тропы росли густые папоротники и высокая трава, а вот саму тропинку покрывали мелкие ползучие растения да редкие травинки.

– Куда она ведет? – спросил Ольхолап и повел ушами в сторону тропы. – И почему там почти ничего не растет?

К радости Ольхолапа, Кротоус одобрительно кивнул:

– Хороший вопрос, – сказал кремовый кот. – Это старая Гремящая Тропа, её сделали Двуногие много-много сезонов тому назад. Мы думаем, эти же Двуногие когда-то добывали камень из нашего оврага. Тропа ведет к заброшенному Гнезду, где Листвичка и Воробей выращивают целебные травы.

– Но сегодня мы туда не пойдем, – добавила Вишнегривка.

Наставники вели учеников все дальше от лагеря. Вскоре Ольхолап заметил, что лес начал редеть. Сквозь стволы просачивался яркий свет, котик увидел, как что-то серебристое искрится в лучах солнца.

– Что это? – спросила Огнелапка.

Вместо ответа наставники подтолкнули своих учеников к порогу из кустов остролиста. Ольхолап ступил на мягкую, приятную на ощупь травку и аккуратно заглянул поверх колючих кустов.

У котика перехватило дыхание: перед ним расстилалась полоса гальки, которая сменялась песком и…

– Это что? – выдохнула Огнелапка. – Озеро?

Ольхолап смотрел на блестящую водную гладь. Он слышал, как его соплеменники в лагере говорили об озере, но он представлял себе его чуть больше луж, что обычно скапливались на поляне после обильного дождя. Он никогда бы не подумал, что во всем мире может быть столько воды.

– Ему, наверное, конца и края нет! – воскликнул Ольхолап.

– Не поверишь, но есть! – уверил его Кротоус. – Некоторые коты, даже из нашего племени, некогда обошли всю территорию вокруг него. Посмотрите туда, – указал он хвостом, – видите вон те кусты и деревья? Это территория Речного племени.

Ольхолап прищурил глаза и только так смог разглядеть деревья, о которых говорил наставник. С такого расстояния они казались не более чем туманной дымкой.

– Речные коты обожают озеро, – мяукнула Вишнегривка. – Они плавают в нем и ловят рыбу.

– Чудно́! – слегка подпрыгнув, воскликнула Огнелапка. – А можно мне поймать рыбку?

И, не дождавшись ответа наставницы, кошечка понеслась по гальке и с размаху ударила передними лапами по кромке воды, взметая в воздух сотни брызг.

– Мамочки! Холодно-то как! – взвыла она и отпрянула назад, шерсть на её шее встала дыбом. Затем кошечка выдавила смешок и побежала назад, к остальным:

– Я тут вообще никаких рыбёшек не вижу! – деловито крикнула она на бегу, гордо подняв хвост.

Кротоус тяжело вздохнул.

– И не увидишь, если будешь так себя вести! И не только рыбу! Если будешь так кричать и носиться, то распугаешь всю дичь в лесу!

– Прости, – пробормотала Огнелапка, понуро свесив хвост.

– Все хорошо, – ответила Вишнегривка, положив свой хвост на плечо ученицы. – Ты же сейчас не на охоте. Я знаю, каково это, увидеть озеро в первый раз!

Кротоус только ушами повел.

– Идемте, – буркнул он и повел своих товарищей вдоль берега.

Вскоре они достигли ручья, что журчащим стремительным потоком тек из леса и впадал в озеро.

– А там находится граница с племенем Теней, – объяснила Вишнегривка.

Крошечные ноздри Ольхолапа опалила незнакомая доселе вонь, что доносилась с противоположного берега ручья.

– Фу! Что за гадость? – спросила Огнелапка, отступая назад и проводя языком по губам, будто пытаясь избавиться от противного привкуса.

– Это запах племени Теней, – ответил Кротоус.

– Это что, кошачий запах?! – возмущенно пискнула Огнелапка. – Я думала, это так лиса воняет или барсук.

– Запах кажется нам отвратительным, потому что мы не привыкли к нему, – сказал Кротоус, ведя соплеменников вверх по течению, в спасительную тень деревьев. – Мы для них наверняка пахнем хуже падали.

– Да ну? – недоверчиво прошептала Огнелапка.

– Вы уже знаете, что каждое племя помечает свои границы, – объясняла на ходу Вишнегривка. – Конечно, мы все знаем, где находятся границы. Но ежедневное обновление пограничных меток – это напоминание соседям, что границы неприкосновенны. Переходить границу чужого племени без разрешения строго запрещено!

– Вы также должны различать по запаху метки, оставленные на границе вашими соплеменниками, – мяукнул Кротоус. – Мы научим вас оставлять и обновлять метки. Совсем скоро вы и сами сможете делать это вместе с рассветными патрулями.

– Вот здорово! – воскликнул Ольхолап. Первый раз в жизни он представил себя могучим воином, что возглавлял патруль и устанавливал пограничные метки, чтобы защитить угодья своего племени.

«Как же много я сегодня узнал! – ликовал котик в душе. – Я чувствую, что по-настоящему становлюсь частью племени!»

Стоило котам углубиться подальше в лес, как ручей резко повернул свое русло в другую сторону, но отчетливые запахи Грозового племени и племени Теней словно создавали невидимую преграду, за которую не следовало заходить. Густой подлесок на территории воинов Теней сменился высокими мрачными соснами и ковром из колючих иголок.

– А сейчас мы вам покажем что-то совершенно необычное, – пообещала Вишнегривка. Она подозвала оруженосцев в орешник и подала им знак хвостом, чтобы те сохраняли спокойствие.

– Ну, как вы думаете, что это такое?

Ольхолап внимательно поглядел на поляну. Несколько непонятных сооружений из прутов и прямых палок стояло вокруг странной палатки, укрытой яркими зелеными шкурками. Принюхавшись, оруженосец понял, что палатка стоит прямо на границе двух племен. И тут в ноздри ему ударил незнакомый запах.

– Это штука Двуногих? – спросил он. – Я их никогда не видел, но Белка рассказывала, что они иногда наведываются в наш лес.

– Верно, – заурчал Кротоус, слегка потрепав ушки ученика кончиком хвоста. Ольхолап почувствовал, как теплое чувство гордости разгорается в его груди. – В сезон Зеленых Листьев Двуногие приходят сюда и живут в таких-вот палатках.

– Зачем они это делают? – вопрос Огнелапки звучал недоверчиво, будто оно думала, что воитель смеется над ними.

Кротоус пожал плечами.

– Это только одному Звездному племени известно.

– А сейчас Двуногие здесь? – спросил Ольхолап, беспокойно оглядываясь, как бы Двуногие не появились из ниоткуда и не напали на них.

– Думаю, они все ещё дрыхнут там, – ответила Вишнегривка. – Лентяи, что с них взять. В любом случае, эта поляна принадлежит воинам Теней. Эти Двуногие – их забота. А нам пора идти дальше.

Наставники свернули в сторону от границы, и процессия углубилась в лес. Лапы ученика гудели, казалось, что они идут уже долгие луны, пересекая бесконечные просеки, покрытые густой листвой, огибая ежевичные заросли и перепрыгивая неглубокие ручьи. Живот предательски урчал, и Ольхолап вспомнил, что ел в последний раз лишь перед тем, как покинуть лагерь.

Через некоторое время он услышал журчание воды, как если бы впереди текла река. Но прежде, чем он что-то разглядел, Вишнегривка подала сигнал к остановке.

– Вы что-нибудь чувствуете? – мяукнула она.

Ольхолап и Огнелапка встали рядом, широко распахнув рты, пытаясь распробовать воздух. Ольхолап сосредоточился, пытаясь распознать разнообразные запахи, окружившие его плотным кольцом.

– Мышь! – воскликнула Огнелапка, пока он пытался сконцентрироваться. – Давайте поохотимся. Пожалуйста, я умираю!

– Да, мышь, – мяукнула Вишнегривка, игнорирую мольбы своей ученицы. – А что ещё?

Ольхолап сделал усилие, чтобы подавить голод и сосредоточил внимание на том, чтобы почувствовать запах.

– Есть ещё два запаха, они совсем близко, – начал он нерешительно, боясь, что может ошибиться. – Они довольно сильные. Это запах Грозового и… – Другой запах был отчасти неприятным, и он вспомнил, чему их учили на границе с племенем Теней. – Это пахнет другим племенем?

Кротоус и Вишнегривка переглянулись.

– Верно! – подхватил Кротоус. – Ты знаешь, что за племя?

«Как я могу знать? – подумал Ольхолап. – Я слышу его впервые!» Затем ему в голову пришла новая мысль.

– Вы говорили, что Речное племя находится на другой стороне озера. Следовательно, это племя Ветра.

– Замечательно! – замурлыкала Вишнегривка. – Пойдемте посмотрим границу.

Она направилась к берегу ручья, который протекал по дну глубокой расщелины, покрытой пышной растительностью.

– Вон территория племени Ветра! – мяукнула она, махнув хвостом.

По ту сторону ручья деревья упирались в крутой холм, покрытый невысокой жёсткой травой и напоминавший своими очертаниями выгнувшуюся спину кошку.

– Племя Ветра живет здесь? – спросила Огнелапка.

– Да, на этих пустошах, – кивнул Кротоус.

– Выглядит уныло, – поёжился Ольхолап. – У них, наверное, где-то есть лагерь под деревьями, так ведь?

– Нет, – ответил ему наставник. – Их лагерь в низине на болоте в окружении кустов утёсника. Нам это не подходит, но племени Ветра, похоже, нравится.

– Не хотела бы я жить там, на голом месте, без деревьев, – протянула Огнелапка. – Мне кажется…

Она замолчала на полуслове, заметив, что на вершине холма показался быстроногий кролик. Через мгновение за ним выскочила худощавая длинноногая полосатая кошка. Она почти стелилась по земле, касаясь травы животом, а ее хвост развевался по ветру. Они оба исчезли в низинке, но тонкий, резко оборвавшийся визг, возвестил наблюдателям о том, что охотница всё же поймала свою добычу.

– Вот это скорость! – прокомментировал Кротоус.

– Я сейчас смогла бы съесть целого кролика, – вздохнула Огнелапка, облизываясь, как будто сочный кусочек добычи лежал перед ней.

– Тогда возвращаемся в лагерь, – скомандовала Вишнегривка. – Это рядом.

– Но я думала, что мы будем учиться охоте! – запротестовала Огнелапка.

Ольхолап аж дернул хвостом в надежде, что наставники не согласятся. Он боялся, что если они будут еще что-то изучать сегодня, то для него это будет уже перебор, и он больше ничего не усвоит. Кротоус и Вишнегривка переглянулись.

– Хорошо, – согласился Кротоус. – Но если вы даже что-то поймаете, то вы это не тронете, мы это понесем в лагерь, в кучу с добычей. Племя должно быть накормлено в первую очередь.

У Ольхолапа упало сердце. Живот недовольно заурчал. Но он изо всех сил пытался скрыть свое разочарование.

Огнелапка пожала плечами. – Прекрасно! Можно начинать?

Удаляясь от ручья, патруль достиг края поляны, на котором рос огромный дуб с вздувшимися над землей извилистыми корнями. Вокруг него пышно росли густые заросли папоротника.

– Вот удачное место для охоты, – произнес Кротоус, останавливаясь. – Посмотрим, какие вы охотники.

Ольхолап прикрыл глаза, чувствуя легкое головокружение от всевозможных запахов, наводнивших воздух вокруг, и множества звуков, раздававшихся над его головой и чуть дальше, в подлеске. «Это сложнее, чем распознать запах племени Ветра. Тогда запах был намного сильнее».

В конце концов Ольхолапу удалось учуять запах: землеройка! Он слышал, как крошечные лапки царапаются в зарослях, и определил правильное направление. Открыв глаза, ученик заметил движение в зарослях травы. «Но прав ли я?» – спрашивал он себя, не решаясь вслух сказать о том, что услышал. И прежде, чем он решился, Огнелапка махнула хвостом:

– Вон там землеройка.

– Я тоже чую ее, – согласился Ольхолап, надеясь, что наставник поверит, что он сам это определил.

– Хорошо. Вы можете поймать ее, – промяукала Вишнегривка, переводя взгляд с брата на сестру. – Вы видели охотничью стойку, так ведь? – И она продемонстрировала её, прижимаясь как можно ближе к земле и напрягая при этом все мышцы для решительного броска. Ольхолап и Огнелапка постарались все в точности повторить.

– Молодцы, – продолжила Вишнегривка. – Теперь, продолжая прижиматься к земле, переставляйте лапы как можно легче. Будьте внимательны и не наступите на веточку.

– И следите за своим хвостом, – добавил Кротоус. – Если вы взмахнете им, ваша жертва обнаружит вас.

– Огнелапка, ты первая, – скомандовала Вишнегривка.

Не раздумывая, Огнелапка тут же поползла вперед, ее глаза сверкали от возбуждения. Кошка ступала так, чтобы лапы были близко к телу, а хвост подвернут сбоку. Вдруг она стремительно ринулась вперед и скрылась в густом подлеске.

Через мгновение кошечка появилась вновь, в ее пасти свисало обмякшее тельце землеройки. Ученица вернулась к остальным, ее голова была высоко поднята, а хвост победно задран вверх.

– Ух ты! – воскликнула Вишнегривка, и Огнелапка бросила добычу к ее лапам. – Я не припомню, чтобы ученики ловили что-то на самом первом уроке.

– Как и я, – подхватил Кротоус. – Хорошая работа, Огнелапка!

– Добрая охота! – похвалил сестру Ольхолап.

– Это было нетрудно, – похвасталась Огнелапка. – Я просто повторила то, что вы сказали.

Кротоус повернулся к своему ученику. – Давайте посмотрим, сможет ли Ольхолап повторить то же самое.

Котик застыл, он почувствовал, как его охватывает тревога. «Вот бы она упустила добычу. Тогда мне не пришлось бы беспокоиться о том, что я опозорюсь». Но он тут же прогнал эти мысли.

– Мы пойдем дальше, – решила Вишнегривка. – Мы, наверное, всю дичь тут уже распугали.

Ольхопал последовал за наставниками, он чувствовал, что лапы тяжелеют с каждым шагом. «Я знаю, что я все испорчу». Его живот скрутило от невыносимой тревоги.

Коты.

– Здесь мы что-нибудь найдем, – промяукал Кротоус, после того, как они остановились возле небольшого водоема, заросшего кустами и высокой травой. – Давайте вы, оба, покажите мне стойку охотника.

Ольхолап присел на бедра рядом со своей сестрой. Шкуру покалывало от волнения под пристальными взглядами внимательно наблюдающих за ними наставников.

– Хорошо, Огнелапка, – сказала Вишнегривка. – Но держи хвост чуть ближе.

– Ольхолап, подогни лапы ещё сильнее, – добавил Кротоус.

– Задние лапы не должны выпирать, если ты хочешь сделать хороший прыжок, – встряла Огнелапка.

«Без тебя знаю!» – подумал Ольхолап, сверкнув в ее сторону глазами.

– И ты должен быть очень быстрым, – не унималась ученица. – Дичь не будет тебя ждать. А когти…

– Отставить, Огнелапка! – Голос Крутоуса был раздраженным. – Ты тут не наставник, ты такой же новичок, как и Ольхолап.

Огнелапка прижала уши, затем неохотно кивнула. Ольхолап благодарно посмотрел на наставника. Крутоус успокаивающе положил хвост на плечи ученика.

– Помните, что мы вам говорили о низкой посадке, – продолжила Вишнегривка. – И смотрите, куда ставите лапы. Хрустнет ветка, зашуршит лист папоротника – и вашей дичи след простынет.

Ольхолап кивнул, пытаясь запомнить все, что услышал. И тут наступил момент, которого он боялся.

– Давай, Ольхолап, – мяукнул Крутоус. – Посмотрим, сможешь ли ты найти что-нибудь.

Котик прищурился и сосредоточился, пробуя воздух. Запахи здесь были не такими сложными, и вскоре он опознал полевку под кустом возле воды.

– Там полевка, – пробормотал он Крутоусу, показав ушами направление.

Крутоус одобрительно кивнул. – Отлично. Тогда вперед, на ней!

Ольхолап поглубже присел и начал ползти вперед, затем заколебался. «Полевка действительно под тем кустом, или она в зарослях травы рядом с ним? Мне идти прямо на него или сделать круг в траве, чтобы она не видела, что я крадусь?»

– В чем дело? – прошипел нетерпеливо Крутоус. – Вперед!

Ольхолап застыл в нерешительности. «Я должен сделать все без ошибок, но я не знаю, как!»

Пока Ольхолап в нерешительности раздумывал, не в состоянии пошевелить лапой, полевка неожиданно вылетела из кустов, шлепнулась в воду и исчезла.

– Мышеголовый! – воскликнула Огнелапка.

«Я заслужил это», – признался Ольхолап сам себе. Он опустил голову от стыда, не в силах взглянуть на наставника.

– Хороший охотник не раздумывает, – начал Крутоус. – Ты должен доверять своим инстинктам. – Затем он немного расслабился и коснулся Ольхолапа своим хвостом. – Ничего. Будет еще другая дичь.

Котик готов был провалиться сквозь землю, услышав добрые слова наставника. «Я подвел Крутоуса».

Огнелапка вдруг метнулась в кусты, и Ольхолап испуганно вскинул голову. Через мгновение кошечка появилась вновь, держа за хвост упитанную мышь.

– Огнелапка, мои похвалы! – Глаза Вишнегривки искрились восторгом. – У тебя впереди будущее великого охотника!

– Да, хорошая охота, – пробормотал Крутоус, раздраженно взмахнув хвостом.

«Я снова подвел его, – униженно подумал Ольхолап. – А мне так хочется, чтобы он гордился мной!»

Вишнегривка взяла мышь, пойманную Огнелапкой, и повела патруль обратно в лагерь. Ольхолап плелся с опущенной головой, чувствуя себя с каждым шагом все более несчастным и униженным. «Я не могу поверить в то, что происходит!»

– Не переживай, – бодро мяукнул Крутоус, шагая рядом с учеником. – Ты научишься. Просто делай то, что нужно, не колеблясь и не раздумывая.

– Я знаю, – пробормотал Ольхолап. «Но говорить легко…»

Впереди бежали и несли добычу Вишнегривка и Огнелапка, Ольхолап не мог даже смотреть на них. И в тот момент, когда он думал, что хуже быть не может, из зарослей показались Искра, Берёзовик и Медовушка. Они также несли добычу в лагерь.

– У вас тоже была славная охота! – похвалила Вишнегривка, кивая на пару белок и кролика, что нес патруль.

– Как и у вас, – в тон ей ответила Искра.

– Это всё Огнелапка, – промяукала Вишнегривка. – И это ее первая охота. Не плохо, да?

– Потрясающе! – воскликнула Медовушка. – Хорошая работа, Огнелапка!

– Ты способная ученица! – добавил Березовик.

– Просто Вишнегривка отличный наставник! – прощебетала довольная Огнелапка.

Никто не обратил внимания на Ольхолапа, и это его устраивало. Хвост ученика волочился по земле, котик был настолько разочарован в себе, что ему хотелось стать ниже травы и вовсе исчезнуть.

Когда они вошли в лагерь, Ольхолап заметил Ежевичную Звезду, стоящего на Высокой Скале и разговаривающего с Крутобоком. Как только предводитель заметил вернувшийся патруль, он прервал беседу и сбежал вниз по насыпи из камней, пересек поляну и пошел им навстречу.

– Как успехи в первый день? – спросил он.

Вишнегривка и Кротоус переглянулись, они были удивлены столь ревностным вниманием предводителя к успехам своих детей.

– Я поймала землеройку и мышь! – гордо распушив грудку, заявила Огнелапка.

– Умница! – воскликнул Ежевичная Звезда, лизнув дочь в ушки. – Как насчет тебя, Ольхолап?

Ученик молча разглядывал свои лапы.

Неловкое молчание растянулось на несколько ударов сердца. Огнелапка заговорила первая.

– Ох, он действительно внимательно слушал своего наставника и узнал все про территорию Грозового племени.

«Было бы чем хвастаться», – с тоской подумал Ольхолап.

– Я уверен, что Ольхолап всему научится, – промяукал Кротоус. – Он старается изо всех сил.

Ольхолап почувствовал себя совсем жалким, раз это все, что сестра и наставник могли сказать в его защиту. «Я всего лишь хочу, чтобы Ежевичная Звезда гордился мной». С огромным усилием он поднял глаза на отца, готовый увидеть разочарование в его взгляде.

Но глаза предводителя не выражали никаких эмоций. Он поколебался мгновение, а затем слегка кивнул головой.

– Вишнегривка и Кротоус, вы вместе с Огнелапкой отнесите добычу в общую кучу, – скомандовал он. – А с тобой, Ольхолап, я хочу поговорить наедине.

Огнелапка с сочувствием взглянула на брата и ушла вместе с другими котами. Ольхолап стоял, понурив голову.

– Ты сердишься на меня? – спросил он Ежевичную Звезду тихим голосом. – Я пытался. Я реально пытался. – Он все еще смотрел в землю. Он не мог себя заставить взглянуть на отца.

Ежевичная Звезда наклонился и слегка коснулся головы носом.

– Я уверен, что ты старался, – сказал он. – Это только первый день тренировок. И я горжусь тем, что сказал наставник. Что ты делал все возможное, чтобы научиться.

Ольхолап все еще не был готов встретиться взглядом с отцом. «Он просто старается быть милым. Я не хочу увидеть жалость в его глазах».

Ежевичная звезда некоторое время молчал.

– Я когда-нибудь рассказывал о временах, когда был учеником? – произнес он наконец.

– Я знаю, что твоим наставником был Огнезвезд, – пробормотал Ольхолап, глядя на свои лапы. – Наверное, он считал тебя подающим надежды, раз выбрал в свои ученики.

Ежевичная Звезда вздохнул.

– Я думаю, Огнезвезд просто хотел держать меня поближе, чтобы присматривать за мной. Ему потребовалось много времени, чтобы научиться мне доверять. Потому что я был сыном Звездоцапа. – Его голос напрягся, словно ему было тяжело думать о злодее, которым был его отец. О коте, который пытался убить предводителя собственного племени, и желавшем править всем лесом.

– Во всяком случае, – продолжил он через мгновение, и его голос был уже не таким напряженным. – В первый раз, когда я ходил на охоту с Огнезвездом, я очень хотел произвести на него впечатление. Я так рванул за одной белкой, что поскользнулся на влажных листьях, не удержался на лапах и врезался в дерево. О, великое Звездное племя, как же это было больно! И что самое обидное – я был уверен, что Огнезвезд лопнет от смеха.

– В самом деле? – наконец Ольхолап смог взглянуть на отца без стыда и смущения. – Это на самом деле так и было?

– Да, на самом деле, – подтвердил Ежевичная Звезда. – Это была позорная первая попытка. Но у меня вскоре стало получаться намного лучше. И я уверен, что и с тобой будет так же.

Глядя в светившиеся нежностью глаза отца, Ольхолап почувствовал, словно камень падает с его плеч. И он начал мечтать о том, чтобы начать тренировки с наставником снова. «Я стану лучше, – обещал он себе. – И в один прекрасный день я буду воином, и племя сможет гордиться мной!»

Глава 3

Солнце скрылось за горизонтом, и очертания деревьев, что росли над каменным оврагом, словно растворились на фоне сумрачного неба. Ольхолап сидел у палатки оруженосцев и старательно вылизывался. «Сегодня особая ночь! – думал котик. – Моя шерстка должна блестеть и лосниться как никогда!»

Минула почти половина луны с тех пор, как Ольхолап и Огнелапка стали оруженосцами Грозового племени. Вспоминая свои тренировки, Ольхолап рассудил, что не такой уж он плохой ученик. Кротоус хвалил его за ответственное отношение к обязанностям оруженосца: к уходу за старейшинами, к сбору мха для уютных гнёздышек каждому соплеменнику и к прочим делам, которые поручали юным котам. Ольхолап слушался предводителя, делал всё, что ему говорили, и даже успел поучаствовать в пограничных патрулях. А вот на охоте ему не везло!

«Пусть я ещё ни разу ничего не поймал, вчера я почти сцапал дрозда, а Кротоус сказал, что птиц ловить очень сложно!» Но темно-рыжий ученик был вынужден признать, что его сестра Огнелапка справляется со всем просто блестяще. Даже непонятно, что у юной кошечки получалось лучше – охотиться или сражаться! Огнелапка никогда не возвращалась в лагерь с пустыми лапами!

«То, что она все схватывает не лету, не значит, что меня пора отправлять обратно в детскую! – уверял себя молодой кот. – Интересно, каково было бы учиться не в одно время с Огнелапкой? Мне бы тогда не пришлось постоянно себя с ней сравнивать!»

Стоило ему так подумать, как острый коготок вины впился в его шкурку. «Она моя сестра! Если с кем тренироваться – то только с ней!»

И в это мгновение в полутьме перед ним замаячило пятно ярко-рыжего меха.

– Готов? – выпалила ему прямо в лицо невесть откуда взявшаяся Огнелапка. Его сестра чуть ли не приплясывала от возбуждения, не в силах скрыть свое волнение. – Ежевичная Звезда собирает всех у входа!

Ольхолап вскочил, стряхнув с себя все тревоги, словно кусочки приставшего к шерсти мха. И тут же сладостное предвкушение охватило все тело кота – от ушек до кончика хвоста.

– Конечно! Вот здорово-то будет! – мяукнул он. – Наш первый Совет при свете полной луны!

– Мы познакомимся с котами из других племен! – ликовала Огнелапка, когда они с Ольхолапом бок о бок семенили через поляну. – Не могу дождаться!

Присоединившись к толпе соплеменников, которые обступили колючий туннель, скрывавший вход в лагерь, Ольхолап задумался – какие же они, воины из других племен? Помимо проблесков кошачьих шкур, которые он краем глаза замечал по ту сторону границ во время патрулей, молодой кот лишь однажды видел чужих котов. Когда он был ещё котенком, две целительницы из Речного племени приходили, чтобы потолковать с Листвичкой и Воробьем. Они вроде ничем не отличались от обычных кошек – разве что мех у них был очень густой и лоснящийся, сами кошки были довольно упитанными и пахли рыбой. Но пока они находились в лагере Грозового племени, соплеменники Ольхолапа странно косились на гостий и то и дело вздымали загривки.

«Целители и воители все же не одно и то же!» – рассуждал Ольхолап. Но юному коту сложно было представить себе ещё одно племя, полное воителей, целителей, оруженосцев и старейшин.

Наконец Ежевичная Звезда подал знак хвостом следовать к выходу, и коты стали протискиваться через ежевичный туннель. Ольхолап плелся в самом хвосте, радостное возбуждение начало постепенно покидать его. «Только бы не опозориться перед чужаками!»

Вынырнув из колючего туннеля, оруженосец понял, что ещё ни разу не видел ночной лес. Всё здесь было иначе, нежели днем: мрачные стволы казались толще, кривые ветви замысловато переплетались друг с другом, растворяясь в тени, прохладный воздух был густо пропитан другими запахами. Неизвестно откуда во тьме гулко раздавались незнакомые оруженосцу звуки.

К тому времени, как Ольхолап и его соплеменники достигли берегов озера, сердце молодого кота бешено колотилось. Стоило ему покинуть знакомые своды ветвей, как уши уловили гулкое уханье. Котик вздрогнул и резко обернулся, уставившись в темноту. Проблеск молочно-белого крыла мелькнул перед его глазами, но прежде чем он успел опомниться, сова уже растворилась в густых тенях лесной чащобы.

Едва сдерживая дрожь, Ольхолап засеменил к Белке, что неспешно бежала в нескольких мышиных хвостиках от него.

– Я слышал, огромным совам ничего не стоит схватить своими когтищами кота и унести его в небо, – с волнением в голосе прошептал он. – Это правда?

Добрые зеленые глаза Белки в холодных сумерках светились нежностью и озорством.

– Совы в этих лесах недостаточно большие, – ответила ему мать. – Мышей таскают, а вот для котов силенок маловато!

Ответ Белки лишь частично успокоил оруженосца: неужели мама намекала, что где-то все-таки есть огромные совы, хватающие котов, словно добычу? И что мешает таким совам как-нибудь поселиться и в этих лесах?

Кротоус, шедший по другую сторону Ольхолапа, легонько пощекотал ушко оруженосца кончиком хвоста.

– Когда-нибудь мы с Вишнегривкой возьмем тебя и Огнелапку на ночную охоту, – пообещал наставник. – Ты не представляешь, сколько маленьких существ предпочитает выбираться из норок при свете звезд.

– Ну… это… здорово! – неуверенно промямлил Ольхолап.

И тут за спиной он услышал взволнованный писк Огнелапки. Ученик повернулся и невольно заморгал: крошечные золотистые огоньки, похожие на капельки солнечного света кружились в воздухе, то вспыхивая, то угасая.

– Что это такое? – спросила Огнелапка, завороженно следя за огоньками, будто не могла поверить в то, что она видит.

– Это такие насекомые, светлячки называются, – объяснила Вишнегривка. – Будто маленькие звездочки, да?

– Изумительно! – восхищенно прошептал Ольхолап, а Огнелапка уже со всех лап пустилась навстречу мерцающим огонькам. Ольхолап с мгновение помедлил, прежде чем броситься за сестрой. Он возбужденно замолотил лапками по воздуху, пытаясь схватить крошечные осколки солнечного света. Но сияющие искорки, казалось, смеются над ним и уплывают все выше. Рядом с ним Огнелапка безуспешно кружилась в ворохе танцующих огней.

– Огнелапка! Ольхолап! – раздался голос Белки, стоило сердечку оруженосца пропустить пару глухих ударов. – Идите сюда немедленно, кому говорю!

Котята, тяжело дыша, нехотя поплелись обратно к группе котов.

– Что это вы вытворяете? – резко спросила Белка, оглядывая взъерошенные шкурки детей. – Если уж вы идете на совет в качестве Грозовых оруженосцев, то будьте добры вести себя соответствующе!

– Мы будем! – склонил голову Ольхолап. – Прости нас!

– Нам жаль! – вторила Огнелапка.

– Хочется верить! – буркнула Белка и зашагала вперед.

Двое учеников послушно последовали за матерью, но стоило Белке оказаться вне пределов слышимости, как Огнелапка горячо зашептала на ухо брату:

– Круто было, а? Разве в лагере такое увидишь!

Коты Грозового племени неспешно огибали озеро, держась в паре лисьих хвостов от берега, поскольку находились они сейчас на территории племени Ветра. Луна вышла из-за туч, превратив водную гладь в серебристое зеркальное полотно.

– Это хорошо, – довольно мяукнул Кротоус. – Если Звездное племя чем-то недовольно, оно скрывает луну тучами. Сейчас они, видимо, дают добро на Совет.

На дальней стороне территории племени Ветра Ольхолап заметил скопление гнезд Двуногих, безмолвно застывших в холодном лунном свете.

– Это, должно быть, конюшни, – прошептал он Огнелапке. – Помнишь, нам Ромашка в детской рассказывала?

Огнелапка молча разглядывала мрачные гнезда позади забора Двуногих:

– Что-то я никаких лошадей не вижу, – разочарованно промолвила она. – Может быть, они прячутся в свои пещеры, когда…

– Шевели лапками! – Белка легонько подтолкнула дочь вперед. – Мы почти на месте!

Волнение Ольхолапа усиливалось с каждым мгновением – стоило ему пересечь участок болотистой земли, как его глаза уловили очертания поваленного дерева, ведущего к Острову Советов. У дальнего конца моста-дерева сгрудилась группа незнакомых котов.

– Это племя Ветра, – сказала ученикам Вишнегривка. – Принюхайтесь и хорошенько запомните этот запах!

Ольхолап уже встречал такой запах на Грозовой границе с племенем Ветра, но сейчас этот аромат был в разы сильнее: на него словно дохнуло холодным пронизывающим ветром, который донес да его ноздрей жесткий привкус сухой травы. «И кроликом немного отдает!» – решил Ольхолап, внимательно разглядывая воинов Ветра. Они были более худощавыми, чем его соплеменники, с длинными лапами и поджарыми, мускулистыми телами.

Ежевичная Звезда шагнул вперед и вежливо поклонился бурому полосатому коту. Седые волоски на морде того выдавали преклонный возраст кота.

– Приветствую тебя, Однозвёзд, – поздоровался Ежевичная Звезда. – Как нынче обстоит охота в племени Ветра?

– Скажу тебе, неплохо, – хрипло выдохнул предводитель племени Ветра. – Надеюсь, твои воины держались близко к озеру, когда переходили через нашу территорию.

– Конечно, – спокойно ответил Ежевичная Звезда, – Грозовому племени нет нужды переступать чужие границы.

Однозвёзд на это только хмыкнул.

Грозовой предводитель подал своим котам знак не подходить к дереву, пока все воины племени Ветра благополучно не переберутся на другую сторону. У Ольхолапа предательски кололо в лапках, когда он наблюдал, как поджарые воители осторожно ступают по стволу, а затем ловко спрыгивают на берег.

– Интересно, кто-нибудь когда-нибудь падал в озеро, – спросил он себя. – Было бы так стыдно!

И вот Ежевичная Звезда повел своих котов через переправу, Ольхолап старался держать голову высоко и не думать о том, что находится внизу. Когда пришла очередь Огнелапки, рыжая кошка молнией промчалась по стволу и с триумфальным визгом плюхнулась на противоположную сторону. Следующая за ней наставница закатила глаза:

– Стоит ли ей напоминать о том, куда может привести безрассудство! – пробормотала Вишнегривка и покачала головой.

Ольхолап вскарабкался на ствол и с облегчением понял, что тот оказался куда шире и устойчивее, чем ожидал стих с любовью к кошкам котик. Но его все ещё била дрожь от вида спокойной черной воды и от противного хлюпанья, которое раздавалось, стоило стволу немного качнуться. Ольхолап упрямо смотрел прямо перед собой и испустил вздох облегчения, когда оказался у корней дерева рядом с сестрой, поджидавшей его на другой стороне.

– Ну, что ты как улитка? – поддразнила его Огнелапка. – Всё веселье пропустим!

Их соплеменники уже пробивались через полоску кустов на вершине склона, идущую от пляжа. Вместе с Огнелапкой он помчался вверх по склону, чтобы не отстать от товарищей. Когда шипы на кустах хорошенько прочесали его шкуру, он со вздохом подумал, что не стоило так долго прихорашиваться перед выходом. По ту сторону кустов простиралась огромная поляна, в центре которой возвышалось исполинское дерево, чьи кривые корни были толщиной с кошачью спину. Поляна была сплошь запружена котами – коты были везде, куда ни кинешь взгляд: небольшие группки что-то деловито обсуждали, кто-то уже выискивал себе удобное местечко перед дубом. Букет незнакомых запахов защекотал Ольхолапу ноздри, так что котик боялся даже вдохнуть.

– Похоже, все остальные племена уже пришли, – прошептала ему на ухо Огнелапка. – Никогда не видела столько котов в одном месте!

Ольхолап молча кивнул и принялся разглядывать незнакомцев. Группка юных котов, вероятно, оруженосцы, визжали и мутузили друг друга под тенью широких кустарников. «Я думал, на Советах нужно вести себя соответствующе, – вспомнил он слова матери, – но, может, в других племенах другие правила?»

– Ну, что скажешь? – спросил у него Кротоус, Ольхолап так засмотрелся на шумных учеников, что не услышал, как к нему подошел наставник.

– Чудно́! – выдохнул Ольхолап.

– Точно подмечено! – согласилась вышедшая из-за кустов Вишнегривка. – В первый раз всё особенно странно!

– Смотри! – подал голос Кротоус. – Вон Рябинозвёзд, предводитель племени Теней, карабкается на Великий Дуб! – сказал он, указывая хвостом на мускулистого темно-рыжего кота, что уже уселся на развилке меж двух исполинских веток и принялся властным взглядом осматривать поляну, раскинувшуюся внизу.

«Не хотел бы я наступить такому на хвост!» – подумал Ольхолап, моргая.

– Однозвёзда ты уже видел, – продолжал Кротоус, указывая хвостом на бурого полосатика, восседающего на ветке чуть выше Рябинозвёзда. – А вон идет Невидимая Звезда, предводительница Речного племени.

Изящная серо-голубая кошка, словно птица, вспорхнула на нижнюю ветку. Ольхолап почувствовал прилив гордости, когда увидел, что Ежевичная Звезда тоже направляется к исполинскому дереву, чтобы занять свое место среди предводителей племен. «Его здесь все уважают!» – восхищался отцом Ольхолап.

– Глашатаи сидят в корнях дерева, – сказала ученикам Вишнегривка. – Вон тот бурый с белыми пятнами, Кролик, глашатай племени Ветра. Черный кот рядом с ним – Камышинник, глашатай Речного племени. А кот, что только что подошел к ним – Враноклюв из племени Теней.

– Пора и мне туда свои кости кинуть! – весело проурчала Белка, проходящая мимо. Она остановилась и окинула взглядом своих детей: – Это ваш шанс познакомиться с котами из других племен. Скорее же, идите и представьтесь.

Ольхолап видел, что старшие Грозовые воители уже присоединились к своим друзьям из соседних племен и с интересом обменивались новостями. Белка побежала к другим глашатаям, а Ежевичная Звезда вскарабкался на ветку рядом с Невидимой Звездой.

Ольхолап беспокойно оглядывал толпы толкающихся да сплетничающих котов. Ему было немного боязно первому подойти к ним. «Буду держаться поближе к Огнелапке!» – решил он.

– Я представлю вас паре своих знакомых, если хотите, – предложила Вишнегривка, и Ольхолап с готовностью закивал, но вездесущая Огнелапка выпалила, дернув ушами:

– Спасибо, но нам помощь не нужна! Мы сейчас сами со всеми перезнакомимся!

– Тогда, ладно! – кивнула Вишнегривка и поспешила поприветствовать стройную полосатую кошку, которая выглядела как воительница племени Ветра.

Ольхолап сердито посмотрел на сестру:

– Ты зачем так сказала? Вишнегривка могла бы нас с воителями познакомить!

Огнелапка не менее сердито сверкнула глазами:

– Не хочу прятаться за спину старшей кошки. Я что – котенок? – зашипела она. – Что коты из других племен о нас подумают?

– Хорошо, некотёнок, – парировал Ольхолап. – С кем разговаривать-то будем?

Огнелапка склонила голову и опустила хвост, будто только сейчас соизволила задуматься над этим вопросом, но затем гордо вскинула подбородок и принялась оглядываться по сторонам.

Почти сразу же Ольхолап заметил, как какая-то серебристо-серая кошечка с белой грудкой машет им хвостом. Судя по росту, она тоже была ученицей – её озорные зеленые глаза светились, когда она позвала их: «Что вы там стоите? Идете сюда!»

Радостный оттого, что кто-то другой сделал первый шаг, Ольхолап потрусил в сторону незнакомой кошечки, Огнелапка не отставала от него ни на шаг. Ноздри котика сразу заполнила странная вонь, которую он впервые почувствовал у границы с племенем Теней. Вежливый Ольхолап собрал все свои силы, чтобы не сморщить нос.

– Я Иглолапка, – представилась кошечка, – а это Гладколапка и Пчелолапка.

Две ученицы, сидящие рядом с Иглолапкой, кивнули в знак приветствия. У Гладколапки была палевая, почти желтая шерсть, а Пчелолапка оказалась пухлой белой кошечкой с черными ушами.

– Привет! – мяукнула Пчелолапка и подвинулась, чтобы освободить новым знакомым местечко в тени куста. – Мы из племени Теней.

– Это ваш первый Совет? – спросила Иглолапка и, не дожидаясь ответа, выпалила. – Мой – второй! Я уже три луны как ученица!

– Да, это наш первый Совет, – вежливо ответил Ольхолап. – Я Ольхолап, а это моя сестра – Огнелапка. Мы из Грозового племени.

– Да ну? – вытаращила глаза Иглолапка. – Значит, вы пришли сюда, чтобы командовать нами, как и всеми котами в лесу?!

– Что за чушь! – воскликнула Огнелапка, щёлкнув кончиком хвоста. Ольхолап почувствовал, как шерсть встает у него на загривке. – О чем ты говоришь? – наседала Огнелапка. – И вообще, какое ты право имеешь оскорблять нас?

– Пригладь шерстку, – мяукнула Иглолапка, обменявшись удивленными взглядами с соплеменницами, – уже и пошутить нельзя. Вы же знаете, что говорят соседи друг про друга. Грозовые коты любят покомандовать, племя Ветра все время трусит и убегает, словно перепуганные кролики, ну а Речные коты слишком жирные и ленивые, даже охотиться правильно не умеют.

Ольхолап едва не разинул пасть, да вовремя спохватился, обменявшись возмущенным взглядом с Огнелапкой. Кем эта Иглолапка себя возомнила, чтобы отзываться так о других племенах?

– Глупости это всё! – добавила Гладколапка, лизнув свою лапку и проведя ей за ушком. – Племя не может решать за кота, каким им быть. Это просто место, где ты родился. Кое-кто в племени Теней покомандовать любит не меньше Грозовых!

Огнелапка уже инстинктивно прижала уши, чтобы одарить Гладколапку парой ласковых, но Ольхолап подумал, что сумрачная ученица, была в чем-то права. Прежде чем Огнелапка успела открыть пасть, над поляной раздался зычный голос.

– Коты всех племен! Добро пожаловать на Совет! – Это был Рябинозвёзд, что гордо стоял, впившись когтями в исполинскую ветку. – Невидимая Звезда, не хочешь начать?

Серо-голубая кошка склонила голову и, поднявшись на лапы, обратилась к собранию:

– В Речном племени все благополучно, – начала она. – В озере полно рыбы…

– Речные коты едят рыбу! – воскликнула Пчелолапка. – Вот потеха! Неудивительно, что от них так несёт!

Ольхолап огляделся по сторонам, ожидая, что какой-нибудь воитель племени Теней отругает ученицу, но поблизости никого не было. Он лишь надеялся, что Невидимая Звезда не услышала грубость. Впрочем, даже если она и слышала, Речная предводительница не подала виду.

– В нашем племени прибавление – у Озёрницы родились четверо чудесных котят, – громко объявила она и вновь склонила голову перед Рябинозвёздом, прежде чем вернуться на свое место.

– Однозвёзд? – Рябинозвёзд кивнул в сторону предводителя племени Ветра.

– На пустошах охота нынче славная, – прокряхтел Однозвёзд.

– Конечно, славная, – пробормотала Иглолапка, – Когда эта плешивая шкура в последний раз охотилась?

– Ага, – засмеялась Гладколапка, – мой наставник сказал, что этот старый хрыч не то, что кролика – ежа слепого не поймает, даже если его ёж перед носом будет колоть своими иголками!

«Вы же говорите о предводителе племени!» – мысленно возмутился Ольхолап и тут же услышал позади себя сдавленный смешок Огнелапки. Он был не столько удивлен словами вражеских учеников, сколько тем, что воители рассказывали оруженосцам такие гадости.

– Какие-то бродяги объявились на дальней границе нашей территории, – продолжал Однозвезд, – Грач возглавил патруль, чтобы предупредить их и бродяги поспешно покинули нашу территорию, не доставив никаких проблем. Сейчас они уже далеко.

– Ох, я бы как следует прошлась когтями по их ушам, посмей они заявиться к нам, – пробормотала Пчелолапка, выпуская когти.

– Воины Ветра всегда были слабаками, – добавила Иглолапка. – По крайней мере, так Рыжинка сказала Враноклюву.

Гладколапка наклонилась вперед, чтобы прошептать Иглолапке что-то на ухо, но Ольхолап ничего не услышал, так как к собранию обратился Ежевичная Звезда.

– Угодья Грозового племени кишат дичью, – гордо мяукнул полосатый кот. – А в нашем племени стало на два оруженосца больше. Ольхолап и Огнелапка начали тренировки под руководством Кротоуса и Вишнегривки.

Ольхолап почувствовал, что каждый кот на поляне теперь глазел на них с сестрой. Кто-то даже принялся выкрикивать их имена: – Огнелапка! Ольхолап!

Смущенный вниманием со всех сторон, котик принялся вылизывать грудку. Даже среди своих соплеменников он всегда неуютно чувствовал себя, если оказывался в центре внимания! Огнелапка же, наоборот, казалось, наслаждается ликованиями со всех сторон.

Ежевичная Звезда вернулся на свое место, а Рябинозвёзд шагнул вперед.

– В племени Теней полно дичи, – сообщил он.

– Ну, в самом деле! – прошептала Иглолапка. – Как будто бы мы от него что-то другое сегодня услышим. Он бы сказал то же самое, болтайся у нас шкуры на костях. Он что, думает, мы все мышеголовые?

Ольхолапа крайне возмущало отвратительное поведение кошки. Неужели, она и своего предводителя не уважает? Ольхолап никогда не осмелился бы даже подумать подобное о Ежевичной Звезде! Тем более, он был уверен, что Рябинозвёзд не лжет. Эти холеные ученицы выглядели так, будто целыми днями лопают и не давятся!

– Двуногие все ещё приходят на нашу территорию в сезон Зеленых Листьев, – продолжал Рябинозвёзд, – но от них хлопот мало, а стоит только похолодать, уберутся обратно, где бы они ни жили!

– Чем скорее, тем лучше! – пробурчала Иглолапка.

– Двое наших оруженосцев стали полноправными воителями, – Рябинозвёзд гордо взглянул вниз, указывая хвостом на белого кота и палевую кошечку, что стояли плечом к плечу у подножия Великого Дуба. – Теперь их зовут Камнелёт и Осохвостка.

Молодые воины тут же выпрямились и обвели поляну горящими гордостью глазами. Коты племени Теней на все лады повторяли имена своих товарищей, некоторые из других племен тоже присоединились к общему хору.

– Кроме того, – продолжил Рябинозвёзд, когда шум стих, – четверо наших котят были произведены в оруженосцы. Пчелолапка стала ученицей Светлоспинки, Гладколапку обучает Когтегрив, а Камнелёт и Осохвостка получили в ученики Можжевельника и Вьрочка.

Но вместо веселого приветствия новоиспеченных учеников, по поляне разлился удивленный ропот.

Однозвёзд изучал взглядом тёмно-рыжего предводителя:

– В племени Теней теперь поручают воспитание оруженосцев юным неопытным воителям? – неодобрительно покачал он головой.

– В нашем племени просто так воинами не становятся! – возразил Рябинозвёзд, в голосе его послышалось едва заметное рычание. – Наши молодые воители готовы на все. А другим племенам лучше не лезть в наши дела.

– В племени Теней слишком много учеников, – высокомерно заявила Иглолапка своим новым знакомым. – Рябинозвёзд не знает, что с нами всеми делать.

– Рада за вас! – буркнула Огнелапка.

Ощущение странности всего происходящего все сильнее давило на Ольхолапа: мало того, что оруженосцы племени Теней неуважительно отзывались о своем предводителе, они спокойно обсуждали проблемы своего племени с чужаками.

Он отвлекся от своих мыслей, когда заметил, что предводители племен склонились поближе друг к другу и о чем-то шепчутся.

Мгновение спустя Рябинозвезд снова выступил вперед:

– Нашим целителям есть что сказать другим племенам, – объявил он. – Что-то важное, что они обсудили со своими предводителями только сейчас.

Напряженная тишина преследовала спины целителей, когда они сгрудились у корней Великого Дуба. Рядом с Листвичкой и Воробьем стояли две кошки, которых Ольхолап узнал – Мотылинка из Речного племени и её ученица Ивушка. Это они когда-то приходили в лагерь Грозового племени.

– Тот старый кот, должно быть, Перышко из племени Теней, – прошептал он на ухо Огнелапке.

– Тогда пятнистый серый кот – это Пустельга из племени Ветра, – ответила сестра.

Целители что-то деловито обсуждали меж собой, затем Пустельга быстро вскочил на один из кривых корней, рядом с глашатаями.

– У всех нас было общее видение, – начал он. – Мы получили пророчество о чем-то важном, что повлияет на судьбы всех лесных племен.

Взволнованные шепотки и возгласы прокатились по поляне, стоило ему закончить.

– С чего бы Звездному племени посылать вам общее пророчество? – раздался окрик. – Кто с вами всеми говорил?

– Сколько лун прошло со времен последнего Великого пророчества! – взвыл кто-то.

Шум становился все громче, пока Воробей ни вскочил на лапы и ни рявкнул:

– Ради Звездного племени, заткнитесь и разуйте уши!

Постепенно шум утих и Пустельга вновь взял слово:

– С нами пришел потолковать Огнезвёзд...

– Кто бы сомневался! – пробормотала Иглолапка. – Он и после смерти не перестал совать свой нос в дела каждого кота!

– … и сказал нам: «Примите то, что таят в себе тени, ибо только они сделают небеса вновь ясными».

– Что он имел в виду? – спросил Кролик, глашатай племени Ветра.

– Мы не знаем, – признал Пустельга.

– Ну, замечательно! – процедил Кролик.

Едва целитель племени Ветра произнес слова пророчества, как Ольхолапу показалось, что он слышит о чем-то знакомом. Он почти мог представить себе статного огненно-рыжего кота, которого Ольхолап прежде никогда не видел – глаза кота светились таинственным звездным огнем, когда он шептал слова предзнаменования. Мог ли это быть Огнезвёзд? Но все было так расплывчато, словно в полузабытом сне… Ученик попытался развеять смутные воспоминания и сосредоточиться на том, что происходило на поляне.

А на поляне не умолкал хор взволнованных голосов:

– Что все это значит?

– И что такого важного «таят в себе тени»?

– Как мы можем принять это, если даже не понимаем, что это такое?

– Может, предки имели в виду племя Теней?

– Если вы меня спросите, – зашипел какой-то старик из племени Теней, чья густая шуба была вся исполосована шрамами, – молодняку не мешало бы усвоить, что к старшим воинам надо относиться с должным уважением.

Пчелолапка и Иглолапка согнулись пополам от беззвучного смеха.

– Типичный Крысобой! – пробормотала Пчелолапка.

Симпатичная ученица из Речного племени подняла хвостик:

– Я нашла просто чудесные синие пёрышки в нашей тенистой долине и украсила ими гнездышко, – сказала она. – Может, это очень


Источник: http://wildwarriors.narod.ru/enbooks/theapprenticesquest.html



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Испытание оруженосца - перевод книги Коты-Воители Знамение
Конкурсы в лагере на асфальтеФонарики небесные с днем рожденияОткрытка для сына взрослогоПрикольные открытки воскресенье выходнойВсероссийский конкурс лучший фельдшер


Стих с любовью к кошкам Стих с любовью к кошкам Стих с любовью к кошкам Стих с любовью к кошкам Стих с любовью к кошкам